Интервью с Кевином Нолтингом

Posted by

Кевин Нолтинг недавно получил свою вторую премию «Энни» за редактирование оскароносного полнометражного фильма Disney/Pixar «Душа». Он также является режиссером совершенно нового приквела — короткометражки «22 против Земли», в которой Тина Фей играет главную героиню. Премьера состоялась в эту пятницу, 30 апреля, на канале Disney. Нолтинг обсуждает, что привело на создание короткометражки и полнометражки, и почему редактирование является ключевым в анимации. 

Джексон Мерфи: Что вдохновило вас на создание приквела?

Кевин Нолтинг: У нас была эта замечательная героиня в фильме — 22, и пока мы снимаем фильм, мы постоянно говорим о том, что сделало ее такой. У нас были небольшие проблески этого с теми короткими маленькими шутками с наставниками, но мы всегда шутили и говорили более серьезно об этом.… все эти невинные души спрыгивают на Землю. Что произошло в ее опыте, что привело ее к этому?

ДМ: Тина Фей получила премию «Выбор критиков» за исполнение голоса в фильме. Что вас больше всего впечатляет в том, что она может сделать с этим персонажем?

КН: Она идеальный выбор, потому что она такая забавная, но в то же время такая умная, какой, по сути, и является  22. Быть писателем… это как с Эми Полер. Мы садимся с ними перед записью, обсуждаем вещи и заставляем их что-то записывать. Это такой бонус — иметь такого человека.

ДМ: Такие талантливые. Какая пара: Тина и Эми. И при просмотре фильма и этого короткометражного фильма мне нравятся все карточки «Привет, меня зовут…», которые появляются на заднем плане. Как вы оживили все это и убедили, что у каждого из них есть индивидуальное имя?

КН: Да. В том-то и дело. Иногда в анимации, как вы знаете, самые простые вещи для нас в реальной жизни — это самые трудные вещи. Оказывается, написать имя на листе бумаги и перемещать его по анимированному экрану для всех гениев Pixar сделать это оказалось одной из самых сложных вещей. Как в книге памяти в «Вверх»: получение этих страниц с надписями и фотографиями создавало больше головной боли, чем перемещение по небу дома, полного воздушных шаров.

ДМ: Ничего себе. И в этом коротком рассказе, со всеми душами и их масками, я думаю, что они похожи на маски Суперсемейки! Это все в семейке!

КН: (смеется) Ну, я думаю. это влияние было более гамбургским.

ДМ: Верно! Ты все правильно понял! Я должен думать, как редактор анимации, и это действительно трудно принимать решения, потому что вы редактируете очень тяжелую работу. Люди вкладывали в эти сцены долгие периоды времени. Это действительно так?

КН: Да. В анимации редактирование, по сути, является частью процесса написания. Мы переделываем фильм в раскадровках снова и снова, и это переписывание фильма. Писатель создает сценарий для художников-рассказчиков. Художники-рассказчики присылают нам схемы. И именно такой цикл и происходит.

ДМ: Я уверен, что было много трудных решений, но они были для лучшего хода истории в фильме и в том, как все идет.

КН: Вот почему мы это делаем. Никто не пишет идеальную историю в первом наброске.

ДМ: А в «Душе» ритм и темп так интересны. Были ли реальные проблемы с редактированием из-за музыки, ритма?

КН: Да. В каждом фильме ритм действительно является самой большой проблемой. Потому что у нас разные миры, и с фильмами Пита [Доктера] дополнительная проблема заключается в том, что эти высокие концепции… эти миры мы не знаем. Как вы представляете такой мир и как вы вводите правила этого мира, не давая людям руководства и не говоря: «Вот как это происходит.» Мы прошли через это наизнанку, и мы прошли через это в этом фильме, где вы должны войти в историю, но… зрители должны чувствовать себя комфортно в этом мире. Они должны знать, что происходит. По крайней мере, они должны знать основные правила. Просто разбирайтесь, что вам нужно сказать аудитории и сколько… и как много из этого должно быть вербальным и визуальным.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *